Михаил Михайлович Чумакин (chumakin) wrote in canada_ru,
Михаил Михайлович Чумакин
chumakin
canada_ru

Как живет Канада

Оригинал взят у nstarikov в Как живет Канада

Дмитрий и Анастасия Адамковы поехали в Канаду изучать английский язык методом погружения. В реальности канадская жизнь оказалась совсем не такой, как на картинках и в фильмах. Об этом новой видео с ресурса Познавательное ТВ.



image_pdfimage_print

скачать:

большое видео

среднее видео

малое видео

звук


Собеседники:

Дмитрий Адамков

Анастасия Адамкова

Артём Войтенков — Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv


Артём Войтенков: Как вы вообще попали в Канаду изначально? В каком году это было, и как вы туда поехали?


Дмитрий Адамков: Я попал в Канаду первого октября 2011 года (я туда приехал), был до 21 мая 2012 года. Мне сестра говорила и знакомые говорили, что такая замечательная страна, можно там поучить английский язык, потом поступить в колледж или в институт, можно эмигрировать или устроиться там на работу — в общем, хороший вариант для того, чтобы рассмотреть.


Я решил начать просто с того, чтобы поучить английский язык, потому, что бытует у нас мнение, что английский язык очень хорошо учить (якобы чуть ли не лучше всего) в стране носителей языка. Я с этим частично согласен. Очень важно: какая страна — носитель языка. Потом, когда находился в Канаде, я понял разницу, что английский в Англии совсем не то, что английский язык в Америке и совсем не то, что английский язык в Канаде, и в Австралии. Это разные английские языки. У всех свои есть диалекты, говоры. Часто англичане не могут понять даже американцев и американцы, соответственно, англичан.


У Канады в этом плане что-то среднее между американским и английским. Так как это страна эмигрантов (Канада), то у них там английский язык — что-то среднее. Эмигранты — люди из разных стран, которые как-то умеют говорить на английском языке. Вот, они как-то и общаются: с диалектами, с акцентами, все с ошибками в основном разговаривают, если, конечно, не канадцы и не эмигрирующие британцы. Индейцы со своим акцентом разговаривают, китайцы вообще, по-моему, там особо на английском не разговаривают. Они живут там в своём районе и всё.


Анастасия Адамкова: Диаспора.


Дмитрий Адамков: Я решил посмотреть. Никогда за границей не жил, хотелось съездить, посмотреть, потому что по телевизору и везде у нас информационное такое направление людям дают, что якобы нужно ехать в Европу или куда-нибудь за границу.


Артём Войтенков: В ту же Америку.


Дмитрий Адамков: В ту же Америку, да, в Канаду — куда-нибудь, только из России. Я решил поучить язык съездить, приятное с полезным совместить. И посмотреть страну и на своём личном опыте убедиться: прав я или не прав в отношении Канады. Я, конечно, читал какие-то путеводители, рейтинги смотрел, смотрел телевизор — картинка, конечно, очень хорошая в отношении Канады. Но на самом деле, как выяснилось, не всё так гладко, как они бы хотели. Желаемое за действительное выдают.


Артём Войтенков: То есть, Дмитрий, Вы приехали в Канаду учиться? Основная цель была учиться?


Дмитрий Адамков: Да, учить сначала английский язык. Затем я думал, может быть, в институт поступлю. В Канаде я понял, что мне, чтобы в институт поступить — это лет пять точно надо там учить английский язык. Сразу я приземлился быстренько.


Анастасия Адамкова: И забыть про русский.


Дмитрий Адамков: Думал, может быть, в колледж, там проще. В колледж я мог бы поступить, если бы ещё полгодика поучил английский язык. Там гораздо проще программа. Я читал, знакомился, даже посещал: раз или два был в Seneca. Колледж такой есть — одним из лучших считается в Торонто. Я очень был впечатлен. Например, там программа такая: международный бизнес. У меня так знакомый учился, он договорился, мы с Настей пришли туда. Почти год отучились ребята. Первый курс этого колледжа из трех лет — два или три года там учатся. Два года, я не знаю, чему там учат. Но три, вроде, серьёзнее. Они год отучились. Мы были как раз в апреле 2012 года там, почти перед отъездом. После этого я ещё больше убедился, что делать там нечего: посмотрели, погуляли, язык поучили и всё.


Анастасия Адамкова: Образование соответствующее.


Дмитрий Адамков: В этом колледже урок: поделили группу на две части. Одна из них доклад делала про Англию, вторая — про Тайланд. Не знаю, как они выбирали эти темы, но выбрали. Азиатские с европейскими странами сравнивали. Полтора часа эта пара была. Выступала одна группа, про Англию говорила, другая — про Тайланд. Каждый какую-то свою часть доклада сказал, принесли какие-то продукты (тайские и британские), чаепитие сделали. Как внеклассное чтение, открытый урок, презентация. Я не понял вообще, при чём там международный бизнес?


Анастасия Адамкова: Слайды показывали, фотографии.


Дмитрий Адамков: О чём угодно говорили — про Британию, про Тайланд, но ни слова о бизнесе. О танцах каких-то, о чаепитии английском...


Анастасия Адамкова: Национальные валюта, ресурсы, территория. Такие географические данные уровня восьмого класса.


Дмитрий Адамков: Национальная валюта — да, может и имеет отношение к бизнесу.


Анастасия Адамкова: Такие географические данные уровня восьмого класса.


Дмитрий Адамков: Да. Я, например, помню, седьмой-восьмой у нас в школе. А там это учат в колледже. Потом встал преподаватель, итог подвёл, ахинею пронёс, что «управляйте информацией, тогда вы будете на высоте мира» (что-то в этом роде). Причём преподаватель, по-моему, индийского происхождения и с таким, хорошим акцентом. Вообще там много преподавателей (это страна эмигрантов), канадцы они или новые канадцы, но они не рождённые канадцы. Люди говорят, что там удобно жить тем людям, которые родились в Канаде. А те, которые приехали, они всё равно до конца не могут адаптироваться, потому что разные совершенно культуры, разный менталитет, разный язык. Когда язык учишь, ты должен как бы перецифровывать: ты здесь на русском мыслишь, думаешь, понимаешь, а там — на английском, потому что на русском никто не умеет думать. Они поэтому и учат думать на английском и рассуждать. Я, например, так и не смог. Потому что там многие такие, для меня не логичные моменты, вещи. Я в силу своего опыта, понимал, что они не правы. Но как я мог объяснить им? Я там не спорил, конечно, но для меня часто был такой конфликт понятий.


Например, в этом в ILAC’е (International Language Academy of Canada — Международная Лингвистическая Академия Канады, одна из лучших языковых школ...


Анастасия Адамкова: В мире.


Дмитрий Адамков: Ну, вроде как в мире. Но в Канаде — точно одна из лучших. Там есть Каплан школа ещё и ILAC (офис в Ванкувере и в Торонто). Я учился в Торонто. Могу сказать, что канадцев-учителей у нас вообще не было. Были эмигранты из Британии, был у меня учитель из Шотландии. У Насти, по-моему, тоже из Шотландии. Нил у тебя был, да?


Анастасия Адамкова: Из Шотландии. Но он не эмигрант. Он приезжает, на полгода контракт заключает, отработает, получит деньги и уезжает домой к жене, к родителям.


Дмитрий Адамков: Китаец у меня был учитель — английскому меня учил.


Артём Войтенков: Ничего себе.


Дмитрий Адамков: Он, по-моему, из Гонконга (это же вроде провинция британская). Джульетта, она кореянка, жила в Австралии, потом они с семьёй эмигрировали в Канаду. Она про Австралию еще рассказала интересно, что это такая, по сути дела, деревня. В Сиднее, например, два «старбакса» (Starbucks) в центре и всё. И все около этих двух «старбаксов» тусуются. В Канаде, конечно, получше в этом плане. Там всё-таки Америка ближе. Как потом выяснилось (с людьми общались, что-то читаешь, смотришь), все жители Канадцы, они в основном живут в пределах линии сто пятьдесят-двести километров от США.


Анастасия Адамкова: Линия границы как раз проходит.


Дмитрий Адамков: Всё. Дальше там холодно, неудобно жить. Аборигены, местные чукчи, может быть, индейцы остались — туда просто, вполне возможно, не добрались просто французские, английские колонизаторы. Всё.

Пять крупнейших городов: Торонто первый, второй — Монреаль, третий — Ванкувер, Оттава и Калгари. Два — западное тихоокеанское побережье. Ванкувер — крупнейший город в провинции Британская Колумбии, Калгари находится в соседней провинции Альберте.


Анастасия Адамкова: Там нефть и газ. Там в основном работают русские эмигранты — специалисты в этой отрасли, которые и заселяют эту провинцию.


Дмитрий Адамков: И в Торонто тоже есть и русские, и украинцы, поляки, выходцы из Советского Союза разные, в том числе и евреи есть, которые в 90-х годах эмигрировали туда: кто-то в Израиль, кто в Канаду.


Анастасия Адамкова: Ванкувер, как нам сказали, полностью китайский.


Дмитрий Адамков: В Ванкувере мы не были, но ребята, с которыми мы общались: японцы, корейцы, с канадцами я общался даже. То ли они по телевизору слышали где-то, то ли бывали, но говорят, что Ванкувер — 75% азиатов.


Анастасия Адамкова: Которые когда-то приехали: бизнес и живут. Всё. Они уже получили документы, они — полноправные граждане, но живут диаспорой и разговаривают, естественно, на своих языках.


Артём Войтенков: Настя, а Вы как попали в Канаду: вместе поехали, или там познакомились?


Анастасия Адамкова: Дмитрий был первый (на три месяца раньше приехал, потому, что визу раньше оформлял. У меня была идея раньше (до знакомства с моим мужем) уехать в Италию, для начала учиться там. Мы встретились, так совпало, что Дмитрий уезжал, я уезжала. Мы решили вместе поехать. Поэтому Дмитрий первым уехал (визу получил), потому что он оформлял долго визу. Мне повезло. Мне за полтора месяца выдали визу (буквально в конце августа начала заниматься этим вопросом). Визу оформили, и я 25 декабря прилетела.


Дмитрий Адамков: А я месяцев шесть или семь получал.


Артём Войтенков: Это туристическая виза или учебная?


Анастасия Адамкова: Студенческая. Причём мне выдали сразу на год её.


Дмитрий Адамков: А мне на полгода.


Анастасия Адамкова: Потому что всё зависит от запланированного курса обучения. Если ты оформляешь курс, проплачиваешь школу допустим полгода, три месяца, то от этого зависит срок твоего пребывания. Миграционная служба или посольство даёт тебе визу побольше.


Артём Войтенков: Понятно, и побыстрее.


Анастасия Адамкова: Наверное, да: чем больше денег вкладываешь в их образование, видимо, так, работают.


Артём Войтенков: Хорошо. Давайте с образованием мы договорим. Вы учились где? Вы вместе в одном в ILAC’е?


Анастасия Адамкова: Да. В одном заведении. Это Лингвистическая Академия (для меня это школа). Приехала 25 декабря, под Рождество католическое, под Новый год. С начала января у меня началось обучение.


Дмитрий Адамков: А я с октября там начал учиться и до мая доучился. Настя, по-моему, до апреля.


Анастасия Адамкова: До апреля, да.


Артём Войтенков: Там учат чисто языкам или ещё какие-то есть дополнительные предметы?


Анастасия Адамкова: Нет. Только язык.


Дмитрий Адамков: Не языкам, а языку английскому. Я думал, что Лингвистическая Академия, Канада. В Канаде же два языка: английский, французский — ничего подобного: там только английский язык.


Анастасия Адамкова: Например, мой преподаватель был из Шотландии. Он объяснял нам именно различие между американским английским American English и «English» English («английским» английским). Там существенная разница, если углубляться, если поставить перед собой цель говорить на более идеальном языке и в совершенстве. Смотря где, ты собираешься находиться. Если это Америка, ты должен стремиться к американскому произношению: американский сленг, характерные фразы. Если это английский, то уже другой уровень языка, произношение и диалекты.


Артём Войтенков: Нет, ну, это слышно. Я, например, слышу, если говорит англичанин или американец. Я не очень хорошо знаю язык, но я всё равно слышу. Англичанин говорит более чётко, ясно и понятно (я же английский в школе изучал). А американец не чётко.


Дмитрий Адамков: Да. Так и есть. Английский, на мой взгляд, он более красивый язык...


Анастасия Адамкова: Более чистый, классический.


Дмитрий Адамков: Именно потому, что он звучит по-другому, более как-то проговаривают всё-таки хоть как-то буквы, слова.


Анастасия Адамкова: Так что, получается, мы были в разных группах. Я учила английский, а Дима... Вам Джульетта объясняла более «американский» английский, насколько я знаю? Я уже позабывала...


Дмитрий Адамков: Нет (она из Австралии). Она говорила, что в Австралии больше «английский» английский. Поэтому я учил английский язык.


Анастасия Адамкова: Все стремятся к английскому языку. Всё зависит от уровня преподавателя. Если он сочтёт нужным объяснить студенту такие тонкости.


Артём Войтенков: Всё равно получается, что вас учили не коренные носители языка.


Дмитрий Адамков: Да. В этом-то и проблема.


Анастасия Адамкова: Нилу, он из Шотландии, он шотландец, а не англичанин.


Дмитрий Адамков: И с артиклями проблема, когда в учебнике написано правило как применять. Начинаешь спрашивать, как практически применять: один говорит так, другой так. Тот, который «американский» английский, он по-другому как-то, наверное, видит применение этих правил. А английский — по-другому. У них хороший ответ всегда есть: «Вы больше разговаривайте, больше читайте и вы разберётесь». Я говорю: "Ладно. Это всё, конечно, хорошо, но какие-то правила должны быть? Русский, например, язык. Вы его не выучите, хоть сколько читайте, разговаривайте — грамотно не выучите, потому что у нас есть правила, есть какая-то система. Проще учить язык, когда есть система. Потом уже потихоньку каркас складывается, мясо нарастает на каркас. У них так не принято. Во-первых, эти преподаватели, они не филологи.


Анастасия Адамкова: Это всё выяснилось потом.


Дмитрий Адамков: Я думал, что, может быть, у них есть какое-то образование филологическое. Как они могут языку учить? А это просто обычные люди, владеющие языком, с каким-то высшим образованием (даже не педагогическое) или колледж закончили. И они, когда учат языку, я спрашивал (я-то думал, что они лингвисты): «Почему так или так?»

— «Потому что мы так в школе учим и всё».


Полная стенограмма беседы: скачать


image_pdfimage_print

Оригинал размещён в моём блоге.

Tags: culture, discussion
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 30 comments